Как французские туристы весну в Кенозерье встречали

06.03.2019

Как французские туристы весну в Кенозерье встречали


Туристы на «Тропе муравейников». Фото Ксении Гордиевской

Публикуем записки из онлайн-дневника гида Ксении Гордиевской, которая сопровождала группу в Кенозерье. Стиль автора сохранён.

Заметки гида, день 1.
  
Очень кратко, потому что устала. Мы приехали в Няндому и на микроавтобусе переехали в Каргополь, там погуляли, и отправились в деревню Морщихинская, которая находится уже на территории Кенозерского национального парка. Здесь нетипично тепло 0...+2 С. Должно быть −15 С. После обеда собрали всем снегоступы, и отправились на первый трек! Французы отважные и позитивные! Хотя юмор понимаю не всегда. Северный лес, озеро Лекшмозеро — прекрасно. Всё белое и чистое. А воздух чист настолько, что кружится голова. Прошлись по деревне Морщихинская — многие дома покинуты, но национальный парк пытается сохранить традиционный быт и архитектуру. Да, на Кенозере защищают не только природу, но и быт крестьян, их традиционные ремёсла. Перед ужином мы под руководством местной жительницы лепили пироги и пекли их в русской печи. Ужинали щукой, пойманной здесь же. Французы в восторге от русской кухни. После ужина была встреча с местными жительницами, которые рассказали, как здесь жилось их родителям, как выживали после войны, как всё начало возрождаться с организацией национального парка.



Фото Ксении Гордиевской


Заметки гида, день 2.

Вчера писать не осилила, сейчас есть минутка. Утром мы ходили в конюшню, где нам рассказали про местных выносливых лошадей, а потом вместе с местными егерем Василием отправились на длинный трек (9 км) до Наглимозера, и по нему. Поначалу дул сильный ветер, и небо было затянуто, но потом распогодилось, и нас сопровождало яркое зимнее солнце. После обеда был поход по деревне Масельга, мимо древней деревянной часовни, к смотровой вышке. Интересно, что сейчас везде здесь леса, и выросли они всего лет за 50. Раньше, когда деревни здесь были большие и оживлённые, вся эта местность была покрыта полями, но, когда после войны большинство деревень было покинуто, природа взяла своё. Ну а вечером к нам пришёл местный фольклорный ансамбль, показывали «вечорку», пели и танцевали, и удивительно, но французы с удовольствием включались в танцы и игры!



Фото Ксении Гордиевской



Заметки гида, день 3.

Вчера не публиковала, так как мы были в глуши, где нет связи. Утром мы во главе с местными егерями отправились на снегоходах в сторону Порженского погоста. На половине пути отправили вещи на снегоходах в турприют, дальше шли пешком. Шли по снегоходным следам, так что без снегоступов. В Порженском мы остановились в приюте. Отапливаемом печками, без горячей воды, с туалетом почти на улице (в неотапливаемой пристройке), в двух комнатах с двухэтажными кроватями. Да, французы выжили. Хотя именно в этот день похолодало. Главный инспектор Иван сводил нас на озеро, показал зимнюю рыбалку. Вытащили кучу рыбы. Французов шокировало, что егерь вытаскивал сеть из ледяной воды голыми руками, а ещё было жалко рыбу, которую бросали на снег, и она дёргалась. Иван рассказал, что рыбалка сетями здесь разрешена только местным жителям. Потом была баня. Натопили её совсем чуть-чуть, так что все остались живы и довольны. На ужин лепили пельмени, и потом их же и ели. Посуду мыли в тазиках, смешивая холодную и подогретую воду, французы сами включались в процесс, и вообще оказались неожиданно хозяйственными.



Фото Ксении Гордиевской



Заметки гида, день 4.

Утром мы вышли из приюта в Порженском и пошли в сторону Вершинино через лес. По дороге любовались видами, заходили на незамерзающую зимой реку. Вышли на берег Кенозера, и оттуда поехали на снегоходах в Вершинино, одну из двух центральных деревень на территории национального парка. Посетили там музей «Рухлядный амбар», посвящённый древним объектам повседневной жизни крестьянина, и музей «В Начале было Слово», посвящённый фольклористам и фольклору. Интересно, что это очень современный интерактивный музей, где можно даже послушать записи бабушек и дедушек, у которых фольклористы собирали древние сказания и песни. А перед ужином был мастер-класс по росписи традиционной глиняной каргопольской игрушки — женщины с головой вороны. Дело в том, что Каргополь и назван в честь ворон — от слова «Кар-кар». К вечеру погода сильно испортилась, начался снегопад, поднялся ветер, похолодало. Надеюсь, завтра позволит нам исполнить всё задуманное.



Фото Ксении Гордиевской



Заметки гида, день 5.

Самый сложный, насыщенный и красивый день. Погода успокоилась, а местные ранние пташки рассказали, что в 4 утра было северное сияние. Я спала... Тот момент, когда ты думаешь, что на севере вообще лучше не ложиться спать. Утро было тихое, а позже выглянуло и солнце. Мы отправились на трек по льду Кенозера — из-за морозов на снегу образовался наст, и нам как раз пригодились снегоступы. Дошли до деревни Карпово, посмотрели часовню. Все деревни здесь практически необитаемы, только некоторые дома все ещё служат дачами, и единицы продолжают жить здесь и зимой. Через лес мы дошли до церкви святителя Николая в Вершинино, там была экскурсия, и ещё у нас брали интервью для местного телевидения. После этого на микроавтобусе мы поехали в деревню Филипповская, где также во главе с экскурсоводом посмотрели Почезерский храмовый комплекс. Оттуда поехали в посёлок Поча на обед у местных жителей. Должна сказать, кормят здесь так, что штаны у меня уже не сходятся. Рыба в самых разных формах, пироги (в том числе пирог «рыбник» — рыба, запечённая в тесте в печке, салаты, соленья, грибы... Потом была экскурсия про советских лесорубов в деревне Поча, и мы отправились на начало следующего трека — по льду Кенозера к острову Боровой, потом на снегоходах до заброшенной деревни Глазово, где нам повезло оказаться на закате. Оттуда мы пошли пешком по озеру к деревне Рыжково, откуда нас забрали снегоходы, а затем и автобус, на котором мы вернулись в Вершинино, на ужин у местных жителей Ивана и Елены. Приняли нас настолько хорошо, что, если бы не поезд в Москву, французы, наверное, остались бы там жить. Ну, а ночью мы сели в Плесецке на поезд.



Интервью для ГТРК «Поморье». Фото Ксении Шамаковой



Заметки гида, финал.

Вот и закончилось наше путешествие по Кенозерскому национальному парку. Как вы считаете, что поразило французов больше всего на Русском Севере? Ответ на вопрос: больше всего французов на русском севере поразила зимняя рыбалка, и всё, что с ней связано. А особенно, как вытаскивают сеть из-подо льда голыми руками. Спасибо Ивану за такое впечатление! Природа, гостеприимство, культура — от этого они в восторге, но это было ожидаемо, за этим к нам в Россию и ехали. Тем более, многие в России не в первый раз уже.



Фото Ксении Гордиевской



21.11.2017

Получить разрешение на посещение «Онежского Поморья» теперь можно и в Архангельске

Читать далее
23.04.2019

Творческие выходные прошли у национальных парков «Кенозерский» и «Онежское Поморье»

Читать далее
17.01.2019

Стать кэмп-лидером Кенозерья

Читать далее